1. Журнал
  2. Персона197
  3. Интервью100
  4. Дмитрий Величкин и Николай Голованов. Архитектурный калейдоскоп

Дмитрий Величкин и Николай Голованов. Архитектурный калейдоскоп
К 25-летию одного из первых частных архитектурных бюро России
Abitant logo whiteAbitant
1783
Дмитрий Величкин и Николай Голованов. Архитектурный калейдоскоп

О героизме ушедшей эпохи, о роли архитектора в современном обществе, об «архитектурных» перспективах вступления России в ВТО и создании архитектурной палаты рассуждают руководители одного из первых в стране частного бюро «Мастерские архитекторов Величкина и Голованова» Дмитрий Величкин и Николай Голованов.

Абитант: В этом году вы отмечаете юбилей – 25 лет с начала профессиональной деятельности. Расскажите о том, как все начиналось.
Дмитрий Величкин (Д.В.): Это был 1988 год, перестроечное время, тогда как раз появились первые кооперативы. И случилось с нами одно удивительное событие – победа в концептуальном международном конкурсе в Праге на тему «Центр театрального искусства в реальной градостроительной ситуации», мы получили одну из первых премий. А произошло это в рамках модной «андеграундной» истории. Николай Николаевич (Голованов – ред.) познакомился с режиссером Сергеем Кургиняном, ныне небезызвестным политологом, а тогда он был кандидатом физико-математических наук, страстно увлекался театром и театральным движением. Министерство культуры в то время дало карт-бланш так называемым молодежным театрам-студиям. Такая студия и была у Кургиняна. Они сначала играли в подвале московского энергетического института, а потом по распоряжению Министерства получили небольшое здание во Вспольном переулке – бывший конюшенный сарай, во время Второй мировой войны гараж Берии (его резиденция находилась в том же переулке, сейчас это посольство Туниса в России). Мы взяли за основу этот сарай, но в своем конкурсном проекте освоили целый квартал. Сделали макет своими руками в свободное от работы время, показали Кургиняну. Он загорелся идеей, обратился в Мосгорисполком и получил добро на реализацию проекта. Нужно было строить не просто театр, а театральный центр, разрабатывать проектные концепции…В общем, надо было создавать собственную мастерскую. Театральный центр имел право создавать внутренние подразделения. Таким подразделением со статусом проектного института, 17-го по счету в Москве, с гербовой печатью, и стала наша мастерская. Я тогда преподавал в институте и оттуда пригласил несколько студентов. Потом к нам присоединился еще один наш приятель Алексей Вязьминов (у него уже давно собственная мастерская). В таком составе мы делали проект театрального центра почти два с половиной года.

Первый частный дом мы построили в 1990-м году. Его показали на всех возможных профильных выставках, и опубликовали во всех на тот момент немногочисленных журналах по дизайну и архитектуре. Так все и началось.  

Дмитрий Величкин и Николай Голованов. Архитектурный калейдоскоп

Квартира на ул. Тверская

Дмитрий Величкин и Николай Голованов. Архитектурный калейдоскоп

Дом господина «БО»

Дмитрий Величкин и Николай Голованов. Архитектурный калейдоскоп

Дом господина «К» на Николиной Горе

Дмитрий Величкин и Николай Голованов. Архитектурный калейдоскоп

Гостиная в доме «НСА»

Интервью с Величкиным и Головановым фото 2

Гостиная в доме «СОА»

А.: А первый интерьер свой помните?
Д.В.
: Да, это была старая коммунальная квартира в Брюсовом переулке, тогда улице Нежданова.  Заказчиком выступил американец, хорошо говоривший по-русски. Основное требование – чтобы внутреннее пространство соответствовало архитектуре и было решено в рамках российской культурной традиции. А там дом в стиле модерн начала XX века. Мы придумали сказку «Путешествие Иванушки-дурачка из царства в государство», поэтому у нас были совершенно разные помещения. К примеру, кабинет морского царя с росписями а-ля Шехтель, или венецианский дворик с колоннадой, которую мы построили в этой квартире. Была комната из дамасского шелка, она олицетворяла персидское государство.

А.: В стиле «модерн» в результате вами было сделано несколько интерьеров. Это случайность или просто любимый стиль?
Д.В.
: Это не случайность, и я вам объясню почему. Во-первых, моя тема в аспирантуре звучала так: «Архитектурная деталь в жилище». Один из моих самых любимых архитекторов – Федор Шехтель. Так что в этом смысле все объяснимо. Во-вторых, модерн – декадентский стиль, романтический. Он связан с эпохой, которая потрясла мир, но у нас оборвалась на конструктивизме и ВХУТЕМАСе. Любая модернистская работа как романтическое проникновение в то время. Ну и, собственно говоря, мы умеем это делать. 

Николай Голованов (Н.Г.): Тогда, 25 лет назад, совсем другое время было. Сегодня мы приблизились к пониманию профессии архитектора в целом, в рамках мирового тренда. А тогда архитектура ар-нуво была противопоставлена в нашем сознании всему стандартному, регламентированному, выхолощенному. В общем, тому, что было связано с советской архитектурной идеологией. Невозможно было в центре города построить здание в стиле ар-нуво! А в частном жанре – пожалуйста. Именно поэтому та эпоха воспринималась как героическая. Правда, потом она воплотилась в так называемом лужковском стиле, насаждавшимся неумелыми архитекторами, плохо понимающими смысл выражения «историческое наследие».  

Интервью с Величкиным и Головановым фото 3

Кабинет в доме Liberty

Дмитрий Величкин и Николай Голованов. Архитектурный калейдоскоп

Кухня в доме Liberty

Интервью с Величкиным и Головановым фото 5

Гостиная в доме Liberty

А.: Как  вы считаете, спустя 25 лет потребность в красоте реализовалась в саму красоту, или остался только пафос, то есть потребность в том, чтобы было все не так, как в советское время?
Д.В.
: Все изменилось до неузнаваемости и даже еще сильнее. Заказчики 25-летней давности не видели ничего, кроме «совка». В лучшем случае удалось кому-нибудь из них съездить в Польшу, Чехословакию или Венгрию. Все представления о буржуазной красоте у них были почерпнуты из советских фильмов. Второе обстоятельство – пустые полки в магазинах. Ничего же не было! Тот самый американский заказчик привез все материалы фактически на себе. Даже матрасы и ткань для штор. Карнизы мы наши в левой цеховой лавке, столярку всю мастера сделали по нашим эскизам. Колонны лично расписывали под мрамор, сантехнику покупали на черном рынке, а паркет собирали с трех других квартир. Сегодня Москва – город, где можно купить все.  Поэтому и заказчик другой сегодня.

Н.Г.: Героизм эпохи состоял в том, что мы в тех проектах пытались в небольшую квартиру вписать целый космос, архитектурный калейдоскоп, градостроительную ситуацию. Поэтому и встречаются итальянские дворики в работах тех времен. Это попытка найти какую-то новую пространственную идеологию построения и организации жилого пространства, используя не декораторские приемы, а архитектурные. Может быть, эти пространственные затеи восходили к классическим образцам архитектуры эпохи ар-нуво или, скажем, неоклассики. Но всегда это были какие-то колоннады, встроенные ротонды, крестообразные композиции, перспективные порталы и так далее. Сегодня интерьерный жанр выделился во вполне самостоятельный вид деятельности. Стало много украшательства жилья как такового. А что это, как не ремесленная работа, когда к одной тряпочке подбирают другую в стилистической гамме, придуманной не здесь и не нами? Наш подход к интерьеру другой. В его основе четкая функциональная организация жилого пространства, создание комфорта, организация всего декораторского ряда в зависимости от жанра внутреннего пространства. У нас не коридор, а улица, не комната, а площадь.

Д.В.: Если говорить в глобальном масштабе, сегодня стилистическое безвременье. И не только сегодня, а уже порядка 10 лет. Что предлагает нам модная архитектура прогрессивных стран? Нас удивляют технологиями, в основном, строительными. А с точки зрения архитектуры в классическом ее понимании произошло практически полное вырождение. Категория красоты заменена на понятия «стильно» и «круто».

А.: Почему же так происходит?

Д.В.: Если говорить не об эстетике, а о практике, то у нас, например, в стране сложилась ужасающая ситуация: российское законодательство оно в области архитектуры практически отсутствует. Вы можете сделать хороший проект, пройти советы и экспертизы вплоть до разрешения на строительство. А дальше заказчик по нашему законодательству вправе независимо от мнения архитектора вносить изменения. Но ответственность-то на архитекторе.

Н.Г.: Сейчас любой контракт более-менее грамотный, – неважно какой, на проектирование жилого дома, комплекса, или даже, например, на какой-нибудь заказной конкурс, - всегда содержит пункт об отчуждении авторских прав в пользу заказчика. Это, конечно, не означает, что если вы сделали какую-то башню с завитком, то потом скажут, что вы не автор этой идеи. Но это дает право эту идею взять у вас, отделить ее, перепоручить проектирование другим и по цепочке дальше. Тем самым дается зеленый свет манипуляциям с вашим объектом. Вы в лучшем случае можете отказаться от своих авторских прав в конце концов.  Вот какая реальность.

А.: А есть какие-то решения этой проблемы архитектурным сообществом?
Д.В.
: Уже шестой год дума отклоняет проект закона об архитектурной деятельности. Все время вносятся поправки, но до сих пор попытки архитектурной общественности провести закон наталкиваются на административную скалу. По всей видимости, это напрямую связано с коррупцией, другого объяснения нет. Когда ты бесправен, с тобой можно делать все, что угодно. А вот если бы архитектор был защищен законом, то тогда коммерсанты вряд ли смогли бы так вольно упрощать решения, применять некачественные материалы и так далее. Строительство – одна из самых конфликтных областей деятельности человека на планете. Логично было бы навести в этой сфере порядок. И еще такой момент. Если заглянуть в историю, станет ясно, что все значимые архитектурные объекты всегда находились под патронажем влиятельных людей. Сохранились имена их авторов, с которыми все считались. А главное, что все это было кому-то нужно. Леонардо да Винчи был нужен Медичи, Рафаэль был нужен Ватикану, Шехтель – Рябушинскому. А сегодняшние архитекторы по большому счету не нужны никому. Государство, если представить его в виде машины, относится к архитектуре, как к строительному бизнесу. То есть, чем дешевле, тем лучше. Главное, чтобы метры были. 

Н.Г.: В связи со вступлением России в ВТО все международные правила организации архитектурного процесса по идее должны развиваться и на нашей территории.  Первый шаг – создание архитектурной палаты, где во главу угла будет поставлена не какая-то организация, не бизнесмен или полковник, которых назначили руководителями, а все-таки профессионал, архитектор, носитель культуры. Мы надеемся на то, что благодаря деятельности палаты удастся внести поправки в градостроительный кодекс, выпустить закон об архитектурной деятельности заново, и статус профессии будет укреплен. Будет создан реестр всех российских архитекторов с указанием образования, построенных объектов, статуса, возраста. Это не означает, что все они будут членами палаты, потому что для этого нужно будет сдавать квалификационные экзамены и получать аттестат. То есть, кому-то попросту не позволят заниматься архитектурой. По логике, непрофессионалы должны покинуть профессию.

Интервью с Величкиным и Головановым фото 9

Жилой дом на ул. Гоголя в Казани

Интервью с Величкиным и Головановым фото 10

Интервью с Величкиным и Головановым фото 11

А.: Чем вы сейчас занимаетесь? Расскажите о новых работах.
Д.В.
: Мы выиграли первую премию на конкурсе по проектированию жилых кварталов Сколкова. Это был очень серьезный международный конкурс, он проходил на десятке площадок, и на одной из них мы победили. Должны были заниматься дальнейшей разработкой  квартала из пяти- или шестиэтажных домов. Но тема пока заглохла, повисла, потому что не оказалось денег, и сейчас объекты распродаются разным инвесторам. У нас закончилось строительство жилого дома на 2-й Фрунзенской в Москве, сейчас идет заселение. А еще один крупный проект, бизнес-центр в Казани, пока не реализован, тоже завис. Что же касается частных интерьеров и индивидуальных жилых домов, то их по-прежнему много, недостатка в них не испытываем.

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться.

Тема недели
Офис ARTEZA от команды arch.funk
Золотой фонд статей
Подходящие товары
В избранное
Узнать цену
Ковер современный stella СС-tapis contemporary CC.ROM
подробнее
В избранное
Узнать цену
Мозаика Glass3 Sicis Artistic Sea Blue N02
подробнее
В избранное
Узнать цену
Стул с подлокотниками Astoria Bonacina1889 s.r.l. In Door Out 54101
подробнее
В избранное
Узнать цену
Новинка
Зеркало настенное Muranti 2018 ANDALUSITE
подробнее
В избранное
Узнать цену
Мозаика Glass3 Sicis Artistic Black Green N07
подробнее
В избранное
Узнать цену
Люстра S T . B A R T H Eurolampart srl Jewel & light 1139/12LA
подробнее
В избранное
Узнать цену
Столик приставной Jonathan Charles Fine Furniture Artisan 495309-RWL
подробнее
В избранное
Узнать цену
Ковер современный Mohebban SRL Berber MR103
подробнее
В избранное
Узнать цену
Лампа напольная Florence Collections Atlantique 430
подробнее
В избранное
Узнать цену
Кресло Christopher Guy 2014 60-0351-LEATHER
подробнее
загрузка ...
войтиконсьерж чатизбранноеспецификацииколлажиисториясообщения
добавить в запрос
отложить в подборку
добавить в запрос
отложить в подборку